Автор Тема: РОДОМЫСЛЫ, ВЕСТНИКИ, ПРОРОКИ  (Прочитано 35 раз)

Magicwoman

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1060
    • E-mail
РОДОМЫСЛЫ, ВЕСТНИКИ, ПРОРОКИ
« : 11 Июль 2017, 15:29:19 »
У человека, в наиболее общем и упрощённом представлении, существуют такие уровни сознания:
физическое природное, материализованное (минерального, растительного, животного или смешанного типа);
эфирное, энерго-информационное;
астральное, энерго-эмоциональное;
тонкое (нижнементальное), которое делится на логико-прагматическое (физики) и чувственно-эмоциональное (лирики);
душевного и духовно-душевного типа.
Все эти уровни сознания человека – представляют энергетический узор индивида, свой собственный энерго-световой код сознания, в котором можно увидеть как гармоничные, так и хаотические представления, которые желательно преобразовать в мелодичную тональность.
 
Человек с природно-животным, эмоционально-инстинктивным уровнем сознания, находясь внутри системы Тьмы, имеет тёмную направленность своих мыслеформ, которые включаются во взаимодействие с Тонким Миром (Нижним Менталом), который в настоящее время функционирует в ином режиме, учитывая переходный период.
 
Эгоцентричные мыслеформы, направленные на желание власти, контроля, манипуляций, обогащения, ложь, обман, воровство, клевету, подставы и другие преступления начинают раскрываться и перестают поддерживаться данным уровнем.
 
Нижний Ментал, на время выбора и фильтрации, перестаёт поддерживать грубоматериальные, эгоцентричные мыслеформы и не выдаёт энергию для их реализации до тех пор, пока не произойдёт окончательный выбор направления развития.
 
В то же время, начинается период инициации более высоких идей из Мира Высшего Разума, которые направлены не на личное благо и обогащение и комфорт эгоцентризма, а на Всеобщее Благо, самоотверженное служение, взаимопомощь и поддержку.
 
Носителей светлых миссий Д. Андреев обозначает либо как пророков, вестников, либо Родомыслов.
 
Родомыслы оказывают могучее и благотворное влияние на судьбы народа или государства и руководятся в своей деятельности народоводительствующими Иерархиями Единого Бога.
 
Это означает начать ощущать себя по-иному, быть не рабом или слугой, а партнёром Высших Сил, что означает большую ответственность, быть скромным, уважительным, не агрессивным и назойливым, строить дружеские отношения с ближними, любить их, не считать себя выше и не вставать над ними, не лебезить и не раболепствовать.
 
Темные миссии, в свою очередь, являются во многом зеркальным переворачиванием и искажением светлых миссий. Вестникам противостоят темные вестники, Родомыслам - "носители темных миссий", задача которых прямо противоположна позитивным героям: негативно воздействовать на развитие общества и метакультуры вообще, своими деяниями.
 
Понятие вестник несколько отличается от близких ему по смыслу: "пророк", "талант" и "гений". Пророк,чьё задание может быть аналогично заданию вестника, может осуществлять свою миссию и другими путями - через устное проповедничество, через религиозную философию, даже через образ всей своей жизни.
 
С другой стороны, художественная деятельность талантов и гениев может быть "лишена одного из основных признаков вестничества: чувства, что ими и через них говорит некая высшая, чем они сами, и вне их пребывающая инстанция".
 
Д. Андреев подчеркивает, что гениальность и талант сами по себе "могут быть совершенно свободны от задания - возвещать и показывать сквозь магический кристалл искусства высшую реальность", искусства, становящегося непосредственным каналом связи между миром горним и миром дольним.
 
Темные вестники обычно не доносят правду и свет ни из нижних миров, ни из высших, они "развенчивают и осмеивают духовность в истории, в искусстве, в религии, в жизни, в человеческой душе", и действуют они чаще всего в эзотерике, философии и науке.
 
"Задача темных вестников сложнее, им необходимо, с одной стороны, высказать какую-то глубокую идею, с другой стороны, придать этой идее такую форму и сопроводить ее таким количеством ложных выводов, чтобы идея эта несла с собой духовный вред, а не пользу, что и есть левый путь.
 
Создание учений "левой руки" и есть основная задача темных вестников, удачно осуществленная темная миссия всегда знаменует собой определенный прорыв в знаниях человечества, сопровождающийся, однако, совершенно разрушительными последствиями и результатами".
 
"Д. Андреев не приводит специальных примеров такого вестничества, однако по ходу изложения упоминает, что А. Блок и А. Скрябин, не имевшие первоначально никаких темных заданий, со временем превратились в вестников темного и создали пленительные образы, уводящие душу в нижние миры.
 
Не являются вестниками профессиональные политики - они не сообщают никакой вести и не творят никаких художественных образов, поэтому не считается вестником, например, М. С. Горбачёв.
 
Не являются вестниками и политические мыслители, чьи доктрины наглядно опровергнуты развитием исторического процесса и не оказали никакого влияния на его ход.
 
Так, например, крайне сомнительно вестничество А. Сахарова, чья концепция конвергенции потеряла всякую актуальность после исчезновения Советского Союза и наглядно продемонстрировала свою беспомощность при прогнозировании путей развития человечества. "
 
"Если мы присмотримся к анализу судеб и миссий русских вестников, предложенному Д. Андреевым, то мы отчетливо увидим эту двойственность. Сам анализ открывается перечислением задач, стоящих перед Демиургом, и первая группа вестников, которая встречается у Д. Андреева, - это вестники, излагающие "правду" высших миров, формирующие некие идеи и настроения, важные для дальнейшего развития культуры и метакультуры.
 
Условно назовем их "вестники идей".
 
Под это определение подпадает, например, деятельность А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, отчасти Ф. М. Достоевского и Л. Н. Толстого. Образы, ими созданные, либо вообще не имеют прямого отношения к трансфизике и метаистории, либо имеют отношение закамуфлированное, не выраженное ярко, опосредованное.
 
Основная их цель заключалась в другом - способствовать созданию определенных настроений, углублять и прояснять восприятие окружающего мира, формировать некие представления и пробуждать некие чувства, жизненно важные для метакультуры.
 
Вторая группа вестников, к которой можно отнести М. Ю. Лермонтова, И. С. Тургенева, А. А. Блока нацелена в первую очередь на выражение в своих произведениях отзвуков иной, высшей реальности, их основное задание - донести эту реальность до читателя и слушателя.
 
Назовем их "вестники образов".
 
Эта группа вестников довольно редко насыщает свои произведения каким-то идейным содержанием, или, если это содержание у них есть, оно мало связано с трансфизическими прозрениями, и является, скорее, продуктом работы ума самого вестника. Зато такие вестники умело доносят до своего читателя через магический кристалл искусства видения иноматериального.
 
Конечно, деление это в значительной степени является условным: часто невозможно отделить первое от второго, и прикосновение к высшей реальности у "вестников образов" почти всегда идет рука об руку с ее осмыслением, рождением нового миропонимания. С другой стороны, у вестников идей художественные средства сплавляются в неразрывное целое с провозглашаемым ими новым мироощущением и миропониманием.
 
Кроме того, один и тот же вестник может использовать свое искусство то как магический кристалл, показывающий трансфизические образы, то как внешнюю оболочку для новых идей и нового мировоззрения.
 
Однако мы видим на этих примерах, что каждый из вышеназванных вестников все-таки тяготеет к той или иной стороне двойственной задачи вестничества, в зависимости от характера своей личности и дарования.
Вестники, чье творчество смогло органично соединить в себе и первый и второй элементы этой задачи, являются наиболее яркими и заметными фигурами в культурно-историческом процессе, а их значение никогда и никем не подвергается серьезному сомнению.
 
Именно поэтому можно без всяких колебаний определить, например, как вестников К.С. Льюиса и Дж.Р.Р. Толкиена, - и дыхание высшей реальности в их произведениях, и наличие мощного пласта новых идей, созвучных Розе Мира, заставляет нас с большой долей уверенности видеть в их творениях инвольтацию Провиденциальных сил.
 
Однако гораздо чаще бывает так, что только один из элементов этой задачи занимает вестника, и в этом случае опознать его становится гораздо сложнее. Во-первых, если его основная цель - "правда" высших миров, тогда в его трудах часто вообще невозможно обнаружить отрытого присутствия иноматериального.
 
А опознать его идеи как "высшие" и вдохновленные Провидением бывает очень нелегко: подобное опознание может происходить на расстоянии, с течением времени, когда обозначатся пути дальнейшего развития культурно-исторического процесса. С другой стороны, вестники, занятые непосредственным "отображением" высшей реальности, также далеко не всегда эту реальность обозначают как высшую, и, создавая насыщенные образы, связанные с трансцендентным, очень часто дают им "земные" имена. В этом случае также остается только гадать: имеет ли данный образ земное происхождение, или связан с потусторонним, сила его - от чуткого отражения земной действительности, или от касания миров иных?
 
Вот почему следует с большой осторожностью относиться к попыткам опознания вестников. Ряд признаков (высокие и новые идеи, мощные образы, оказывающие колоссальное воздействие на сознание современников и потомков) указывает на них, но даже в этом случае всегда остается возможность ошибки, и назвать окончательно вестника вестником может лишь тот, кто и поручил ему доносить весть."
 
К примеру, Пелевин знакомит с буддийской мыслью Россию, традиционно от нее далекую, он беспощадно критикует реальность потребительского общества, он всеми силами напоминает о реальности более высокого порядка, чем земная жизнь. И в этом его непреходящая заслуга перед российской и мировой метакультурой.
 
Пелевин повторяет на свой лад ошибки западного буддизма середины XX века: он рекламирует самостоятельный «прорыв» в буддийскую вечность с помощью сомнительных средств, которые сам буддизм не употребляет или разрешает употреблять только под строгим контролем высших сущностей. Но поскольку для Пелевина все равно никаких высших сущностей нет, а есть только пустота, то и ограничивать себя, разумеется, совершенно излишне: зачем пустоте контролировать пустоту?
 
Оттого книги Пелевина по-своему опасны. Он и сам не стал «просветленным», поскольку никакого света в его книгах не наблюдается, а только безысходная тоска, и других толкает на сомнительные эксперименты, которые могут очень плохо кончиться.
 
Общее мировоззрение И. Ефремова без всяких натяжек можно охарактеризовать как биологизм: в конечном итоге, все человеческие эмоции и чувства, нравственные принципы и эстетические идеалы, творчество и любовь у него сводятся к биологическим инстинктам, к физическим и химическим процессам, идущим в человеческом организме. Как следствие, идеалом для него становится в совершенстве отлаженное человеческое тело, которое, обладая здоровой психикой, само собой порождает из себя и добро, и красоту, и творчество, и возвышенную любовь, и вообще все лучшее, что есть в человеке.
 
Нетрудно увидеть, чем в конечном итоге это оборачивается: физическое и психическое здоровье как индивида, так и всего человечества в целом, оказываются единственной положительной целью, к которой, согласно И. Ефремову, необходимо стремиться.
 
Правда, в его системе ценностей находят свое место и жажда знаний, и дружба, и любовь, но и они сводятся лишь к правильно развитым и правильно удовлетворяемым инстинктам. Отсюда при чтении фантастических утопий И. Ефремова, где в законченной форме представлен его идеал будущего, возникает необоримо двойственное впечатление: с одной стороны, перед нами действительно прекрасные люди и гармоничное человечество, с другой, - не оставляет ощущение ущербности этого общества, зацикленного на поддержании себя в хорошей биологической форме и сохранении людей как устойчивой популяции.
 
И это естественно: при отсутствии Бога остается поклоняться только человеку или человечеству, развивая их до "божественного" состояния, что И. Ефремов и делает, наделяя людей будущего всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами, а также техническим всемогуществом и властью над природой.
 
Сам Д. Андреев не увидел и не мог увидеть ничего родственного своим прозрениям в картинах будущего, нарисованных в "Туманности Андромеды". Его оценка этой книги, с которой он был знаком, достаточно жестка: "Некоторые описания удачны, ярки, но в целом книга страшно перегружена техницизмами, изображениями всякого рода научной аппаратуры и совершенно неубедительными картинами жизни человеческого общества того времени. Автор пытается изобразить его в заманчиво идеальных красках, а вместо этого получается впечатление чего-то ходульного, выхолощенного и безмерно самодовольного".
 
"Необходимо подчеркнуть, с одной стороны, сходство родомыслов и вестников: и те, и другие направляются, инспирируются высшими силами. Но достаточно четко прослеживается и различие: вестники воздействуют на мысли и чувства своих современников, родомыслы непосредственно ведут их в определенном направлении. Во всяком случае, в числе последних Д. Андреев ни разу не упоминает людей, не облеченных той или иной формой власти.
 
Превратив тело человека в источник всех его желаний и стремлений, И. Ефремов с неизбежностью пришел к той, кто этим телом и его желаниями управляет. И в его бесчисленных женских персонажах: гречанках и индианках, итальянках и русских красавицах на самом деле являет себя миру одна-единственная сущность: Лилит, Ваятельница Плоти, падшая супруга Первоангела. Это она устами И. Ефремова порицает христианство за аскетизм и отрицание эротики, это она замыкает на себя в его книгах любые движения человеческого духа, это она требует через него простора и свободы для своих каросс.
 
Вестником Лилит, т. е. стихийным вестником предстает перед нами И. Ефремов, и это лишний раз доказывает, что миссии у него не было: воля и замыслы Лилит, если у нее вообще есть какие-то замыслы, не имеют отношения к планам Провидения, и тот, кто проводит ее влияние в наш мир, отнюдь не посланник сил Света.
 
И хотя сам И. Ефремов оставался далеким от мрачных и ужасных сил Кибелы (как он поэтически называл темную сексуальность в "Таис Афинской"), вполне возможно, что со временем естественная логика развития привела бы его к ним.
 
Но, так или иначе, И. Ефремов фигура чрезвычайно неоднозначная. Он искренне мечтал о счастье всего человечества, но видел его только на путях коммунизма. Он делал все для того, чтобы жизнь людей стала добрее и красивее, но думал, что для этого достаточно хорошо изучить биологию. Он пытался быть вестником, но, не обладая миссией и непримиримо настроенный по отношению к религии, смог стать только вестником Лилит.
 
Тёмные вестники, действительно открывая человечеству некие новые истины, интерпретируют их в совершенно разрушительном ключе.
 
Согласно Фрейду, корни всех наших стремлений лежат в бессознательной сфере, многообразие человеческих поступков и стремлений свелось у него всего к двум основным инстинктам, составляющим суть фрейдистского бессознательного и тайно управляющим нашим поведением: Эросу и Танатосу, сексуальному желанию и жажде разрушений и смерти. Говоря родонистским языком, Лилит и Велга изначально есть хозяева нашей души, и более никто. Противостоящий же им голос совести - всего лишь внушенные в раннем детстве произвольные родительские запреты, сковывающие нашу подлинную сущность и мешающие нам осознавать наши настоящие желания.
 
А потому вся психоаналитическая методика направлена на то, чтобы придать любым человеческим поступкам либо сексуальную, либо разрушительную интерпретацию. Сделать это несложно - за любыми привязанностями и желаниями, имеющими положительную окраску, всегда можно увидеть Эрос, за любыми негативными эмоциями - Танатос.
 
"Травмирующие и вытесненные" сексуальные воспоминания пациентов, извлекаемые фрейдистами во время сеансов, обычно оказываются фантазиями, навязанными врачом-психоналитиком; что в большинстве случаев лечение по методу Фрейда не приносит ни душевного спокойствия, ни психического равновесия; что психоанализ изначально лукав и не может быть проверен никакими беспристрастными исследованиями…
 
И уже для ближайших учеников Фрейда однобокость его концепции была вполне очевидна, ведь они быстро начали от нее отходить. Бессознательное оказывалось слишком сложной структурой, чтобы можно было трактовать ее столь прямолинейно, как это делал Фрейд. В нем обнаружились и социальные влияния, и "коллективные воспоминания", и жизненные сценарии, и многое, многое другое. И если бы психоанализом занялся человек, не чуждый религиозного мировоззрения, он обнаружил в бессознательном не только демонов, но и ангелов. Но самым известным, признанным и востребованным вариантом психоанализа так и остался фрейдизм.
 
К 60-м гг. прошлого века он сомкнулся с марксистской социологией и вызвал к жизни движение "новых левых", требовавших не только экономического, но и "сексуального" освобождения, и добившихся-таки в конце концов "сексуальной революции", изменившей облик традиционной Европы.
 
Родомысл - вождь, ведущий за собой массы, то герой - одиночка, действующий на современников своим примером и подвигом. Роль героев в метакультуре также очень важна, но их задачи носят иной характер.
 
Герой, как правило, поднимается выше общего нравственного уровня, бросая вызов враждебным для метакультуры силам, и тем самым впоследствии вдохновляет многих на аналогичные деяния, но непосредственным руководителем масс он никогда не становится.
 
Уицрарор, соперник и конкурент Демиурга, обычно действует внешне похожими методами. Демон государственности также способен инспирировать "любовь" к своему человекоорудию, он раздувает его заслуги и прячет ложью его не слишком красивые деяния.
 
Подменяя истинную любовь к своей стране разбухающей гордостью за нее, он упорно стремится выдать своего ставленника за личность выдающуюся, почти божественную, и особенно ярко эта деятельность уицраоров становится заметной во времена тираний. Д. Андреев упоминает любопытный факт: характеризуя деятельность Дмитрия Донского, он отмечает, что тот был родомыслом только "в течение некоторого периода своей жизни".
 
Это позволяет нам сделать вывод о том, что ряд политических деятелей способны быть временными родомыслами, их деятельность на какой-то период времени получает санкцию высших сил, а затем они становятся обычными орудиями демонов государственности."

Дар родомысла страшен и светел:
Горе тому,
кто принял его,
Не обратив свою самость
в пепел
И в ратоборца -
все существо.
Радость любви и дома - закрыта.
Радость покоя - запрещена.
Все, чем Народная Афродита
Манит и греет -
грех. Вина.
Разум - без сна на башне дозорной.
В сторону шаг -
срыв и позор.
Лишь на одно устремлен
упорный,
Нечеловечески-зоркий взор.
Много имен, занесенных в свиток,
Мало - невычеркнутых до конца.
Это - ярчайшие звезды Синклита,
Духи таинственнейшего венца.
1955. Д. Андреев
 
Праведники. В православии праведником обычно называют святого, прославившегося своими подвигами и святостью жизни в обычных условиях, а не в монастыре. Однако очевидно, что в текстах Д. Андреева это понятие трактуется более расширено. В "Розе Мира" праведники - люди исключительных нравственных качеств, оказывающие влияние на современников и потомков своим обликом и высокими деяниями, независимо от того, в монастыре или в миру протекает их деятельность.
 
Праведничество оказывается понятием близким героизму, но не тождественным ему. Герой может и не обладать этически безупречным обликом, но он способен на сверхчеловеческое напряжение и самопожертвование во имя высшей идеи. Праведник вовсе не обязательно совершает подобные сверхдеяния (хотя, в принципе, он на это способен), но сама его жизнь лишена того, что принято называть эгоизмом и греховностью.
 
В отличие от вестников и пророков праведники не сообщают никаких истин о высших мирах, не ведут массы людей на борьбу за справедливость и общее благо, но одним своим обликом и повседневными поступками оказывают огромное влияние на моральный облик современников, побуждая их к этическому творчеству в самом широком смысле этого слова и напоминая людям в той или иной форме о вечных ценностях.
 
Пророки. Пророчество оказывается формой служения, безмерно превосходящей вестничество, как бы следующей стадией развития, к которой естественным образом устремляется вестник. Пророк выражает высшую Правду уже не одними только образами искусства, но и ВСЕМ образом своей жизни.
 
Пророк это тот, у кого раскрыты высшие способности духовного восприятия, его зрение и слух проницают весь Шаданакар сверху донизу, и он возвещает об увиденном и узнанном всей своей жизнью, превратившейся в житие. Описывая пророческое служение, Д. Андреев призывает умолкнуть тех, кто говорит о том, чего не знает, и здесь самое место последовать его совету."
 
Внутренняя инструкция по выращиванию непризнанных "богов и пророков..."
 
1 этап. "Очищение себя от влияния общества и негатива". (На деле, убежать от реальной проблемы).
Любое недовольство собой и сомнения в себе внушены обществом, это оно недовольно вами, а не вы.
Это общество не устраивает ваша позиция или характер, а на самом деле, вы - совершенство, общество - зло, вы - добро.
Те, кто вами недовольны - просто не видят вашей реальной ценности или хотят вас подчинить, либо слить.
И вообще, общество - тупое стадо, которое должно подчиняться пророку.
"Все мои недостатки и проблемы - не мои, а окружающих, я же совершенный пророк или бог."
 
2 этап. "Осознание своей истиной божественной природы". (Направить фокус на свой эгоцентризм).
Большинству трудно принять вашу уникальную миссию, потому что они слепы и тупы, слишком привыкли быть обычными, безликой толпой.
Вы же предлагаете им стать центром этого мира, его первоисточником и первопричиной, но лишь рядом с вами, радуясь от служения вам лично.
"Я - центр этого мира людишек, его свет и путь".
 
3 этап. "Рождение бога (пророка)". (Внуши себе, что ты - управитель мира и пророк, творец реальности силой воображения).
Чтобы пророк родился и состоялся, надо почаще улыбаться, махать руками, кружиться и предлагать дружить. И главное, почаще ссылаться на священное писание...
Пророк и тем более, бог, не должен работать на смертных, и не должен учиться. Пусть другие учатся у вас. Вы им - свой божественный мир, свет и веру, они вам - дары и подношения. В этом основная суть отношений толпы и пророка.
"За питание моим светом и силой, пребывание рядом с пророком, все должны мне служить."
 
4 этап. "Принятие своей исключительной мудрости". (Принимать похвалы и дифирамбы, заглушать голос разума, повышать свою самооценку).
Окружающие могут говорить вам, что вы сами - глупая овца...если не хуже, а не пророк, не верьте им.
Что они могут понимать в вашей божественной природе, единственного пророка Единого Бога?
Не гневайтесь на них, они недостойны вашего гнева. Пророков и богов постоянно гнали и не верили в них.
Или гневайтесь, если хотите одарить их силой "печатного слова". Но не позволяйте никому внушить вам сомнения в том, что вы настоящий пророк Единого Бога.
Даже если санитары крепко привяжут вас к кровати, не сомневайтесь в своей миссии. Вы рождены, чтобы светить всем, даже грубым санитарам, даже …, не говоря уже об …. Стоит вам только захотеть, и вы легко можете их всех ...(далее печатно-непечатные идиограммы)... наказать, если захотите.
"Я не слушаю рассудок и разум, я слушаю своё сердце, а в нём я - великий пророк."
 
5 этап. Успех "богов и пророков", одевание короны. (Боги и смертные хвалят пророка).
Я есмь единственный и независимый пророк, признанный спасти мир и его людишек
В конце каждого этапа - обязательные мантры-аффирмации обеспечения независимости пророка и его успеха.
Если пророк не может сам себя обеспечить, значит, он нуждается в подношениях, это же так естественно...но зависимо...и не привлекательно..
Независимый человек обеспечивает себя сам, подношений ему не нужно. Иначе получится, как в мультике про собаку и волка, что "щас спою"... тянуть крошки под столом.
Да и то...за что подносить-то, если не спеть и не сплясать, цитату вовремя не ввернуть? Но это ж зависимость...
Или придётся ... научиться делать что-то такое, что другим должно очень-очень понравиться, в чём их и нужно убеждать. Тогда и подношения начнутся, и всё то, о чём обычно мечтают голодные пророки, стараясь быть привлекательными.
 
Хотя большинство таких пророков так и норовят из зависимости сразу же перепрыгнуть в привлекательность, не растя никаких таких дополнительных привилегиев.
 
А в чём основной принцип привлекательности пророков?
 
Сначала показать или надурить, что обладаете личной силой и независимостью, а также особыми полномочиями от бога, а потом уже требовать то, что принадлежит вам по праву.

 

Фазы Луны на RedDay.ru (Москва)
Языческие праздники
Праздники славян